АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальнй номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Подмосковный суд утвердил приговор осужденной за контрабанду гашиша израильтянке

Суд оставил в силе приговор израильтянке Нааме Иссасхар в 7,5 года колонии за контрабанду гашиша в аэропорту Шереметьево. За Иссасхар вступались президент и премьер-министр Израиля. Ее предлагали обменять на российского хакера

Московский областной суд оставил в силе приговор 26-летней гражданке США и Израиля Нааме Иссасхар, осужденной по делу о контрабанде гашиша. Такое решение приняла тройка судей под руководством Тамары Бондаренко, сообщил РБК представитель ее защиты.

В начале апреля девушка была задержана в транзитной зоне аэропорта Шереметьево во время пересадки на пути из Дели в Тель-Авив: в ее рюкзаке, который находился в багаже, обнаружили 9,6 г гашиша. Иссасхар согласилась, что вещество принадлежит ей. Изначально ей инкриминировали незаконное хранение наркотика, а затем ужесточили обвинение, вменив сбыт вещества (ч. 1 ст. 228 УК) и контрабанду наркотика в значительном размере (ч. 2 ст. 229.1 УК). В октябре Химкинский городской суд приговорил ее к 7,5 года колонии.

Уже после приговора дело получило широкий международный резонанс. На заседаниях Мособлсуда по апелляции на приговор Иссасхар присутствовали израильские и американские дипломаты.

В чем позиция защиты

Адвокаты Иссасхар Вадим Клювгант, Алексей Добрынин, Виталий Кулапов и Елизавета Плисканос в апелляции на приговор (ее текст есть у РБК) указывали, что у Иссасхар не могло быть умысла на перемещение наркотика через таможенную границу Таможенного союза, а в ее действиях не было «ни одного из установленных законом признаков незаконного перемещения товара».

Об отсутствии в действиях Иссасхар признаков контрабанды говорил в суде даже старший оперуполномоченный Шереметьевской таможни Даниил Герасимов, допрошенный в качестве свидетеля, подчеркнули защитники. Но суд, по их мнению, не дал этому должной оценки.

Во время посадки в самолет в Дели Иссасхар сдала рюкзак с гашишем в багаж, не имела к нему доступа во время пересадки в транзитной зоне российского аэропорта и не пыталась его получить. Де-юре Иссасхар не владела наркотиком и не хранила его на территории России, полагает ее защита. Но суд первой инстанции счел, что все это «не влияет на наличие в действиях подсудимой состава преступления».

Кроме того, суд неверно трактовал само понятие таможенной границы России, указывали адвокаты. Девушка не пересекала таможенного пункта в Шереметьево и не проходила там таможенного контроля, а следовательно, «не совершала незаконное перемещение товаров через таможенную границу», сказано в жалобе. В приговоре же Химкинского суда говорилось, что Иссасхар и ее рюкзак пересекли таможенную границу, находясь на борту самолета в воздухе, и что «государственная граница Российской Федерации зачастую совпадает с таможенной границей РФ, а также стран ЕАЭС». Но в законодательстве государственная и таможенная границы не идентичны, а нормы таможенного кодекса Евразийского экономического союза определяют как место пересечения таможенной границы таможенный пункт, а вовсе не воздушное пространство.

Приговор содержит противоречивые утверждения. Так, вопреки фразе, что Иссасхар с гашишем пересекла границу России (то есть совершила контрабанду) в воздухе над югом России, местом преступления значится терминал D Шереметьево, подчеркнули адвокаты.

Правоохранительные органы при задержании грубо нарушили право Иссасхар пользоваться помощью переводчика и защитника, а качество перевода во время следствия и в суде было некачественным, полагают адвокаты. По их мнению, суд не дал должной оценки важным доказательствам и нарушил право Иссасхар на справедливое судебное разбирательство.

Действия Иссасхар не представляли никакой общественной опасности для граждан России и публичных интересов государства, указывала защита. При этом наказание для Иссасхар идет вразрез с правоприменительной практикой по статье о контрабанде наркотиков в значительном объеме, в том числе с практикой Химкинского горсуда: по всех проанализированных адвокатами приговорах осужденные получили от одного года до пяти с половиной лет, а в трех из четырех случаев наказание было условным.

В чем политическая подоплека дела

После приговора Иссасхар с просьбой о ее помиловании к Владимиру Путину обратились премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент страны Реувен Ривлин. Последний призвал российского коллегу к «милосердию и состраданию» и отметил, что Наама «совершила огромную ошибку и признала ее», но «столь суровый срок молодой женщине, у которой не было криминального прошлого, может разрушить всю ее дальнейшую жизнь».

Путин также лично обсуждал с Нетаньяху вопрос об освобождении Иссасхар еще до приговора, во время их встречи в Сочи 12 сентября, писало израильское издание Haaretz. По его данным, в Кремле планировали обменять израильтянку на российского хакера Алексея Буркова, задержанного в Тель-Авиве в 2015 году по запросу США, где он обвиняется в мошенничестве с кредитными картами. Однако в Израиле отказались идти на это соглашение.

В конце октября, уже после приговора Иссасхар, министр юстиции Израиля Амир Охара подписал соглашение о выдаче Буркова США, но уже на следующий день Верховный суд страны приостановил процедуру экстрадиции, и это произошло после обращения в Верховный суд страны семьи Иссасхар.
Подпишитесь на рассылку РБК. Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.