АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Взяли за горлышко. Чтобы восстановиться от лихорадки, рынку алкоголя потребуется до пяти лет

Взяли за горлышко. Чтобы восстановиться от лихорадки, рынку алкоголя потребуется до пяти лет - Обзор прессы

Рынок алкогольной продукции лихорадит. Пока на фоне спецоперации на Украине производители знаменитых брендов заявляют, что покидают российский рынок, а импортеры лихорадочно ищут им замену и бьются за остатки любого именитого горячительного, которое еще осталось в открытом доступе, потребители с ужасом смотрят, как в алкомаркетах стремительно всё дорожает.

Понять их тревоги можно: если импортного алкоголя не станет, чтобы восполнить его объемы, российским производителям придется увеличить свои мощности втрое.

А есть они вообще у нас, эти мощности? Оказывается, есть. Причем принадлежат они, как выяснила "Фонтанка", в основном политической и бизнес-элите.

Не так уж мы и пьем

У нас в России пьют не так уж и много. В апреле 2021 года Михаил Мурашко докладывал, что в 2020 году относительно 2010-го потребление алкоголя сократилось на 32 % — с 15,8 л до 10,8 л этанола.

На фоне пандемии коронавируса пить россияне стали меньше, приводит цифры Tadviser. Но разве что только водку: в сравнении с предыдущим годом в 2021-м ее продажи упали на 0,9 %. К бутылкам же с шампанским, с так называемыми тихими винами (без пузырьков) и коньяком стали прикладываться чаще. В 2021-м в рознице было продано 18,4 млн декалитров шампанских и игристых вин, что на 6,9 % больше, чем годом ранее. Продажи коньяка выросли на 4,8 %, до 12,2 млн декалитров, тихих вин — на 52,9 млн декалитров, это на 0,7 % меньше, чем в 2020-м. Больше остальных, вместе взятых, выросли продажи слабоалкогольных напитков — на 55,4 %, до 11 млн декалитров.

Импорт любят вдвое больше

За последний год в России и производство алкоголя и объем его импорта выросли. Импортировали алкоголя в РФ вдвое больше, чем произвели сами.

По данным единой межведомственной информационно-статистической системы, в 2020 году российские винодельни и прочие изготовители алкоголя произвели 253 392 700 литров алкогольной продукции, включая пивные напитки. А 2021 году даже на 22 615 220 больше — 276 007 920 литров.

Объем импорта в 2021 году в сравнении с предыдущим тоже подрос и составил 616 239 294 против 565 501 779 кг в 2020-м. (Сразу оговоримся — в таможенных декларациях все цифры указаны в килограммах. Для простоты вычислений мы приняли, что плотность спиртовых растворов равна единице, поскольку отличается от плотности воды несущественно).

Список стран-импортеров велик: в 2020 и 2021-м году алкоголь в Россию ввозили из 34 стран. Обширна и география — от Канады до Австралии. Пятерка поставщиков — лидеров по количеству ввезенного алкоголя оба года оставалась неизменной: Италия, Франция, Испания, Грузия и Абхазия. В 2021-м году на их долю пришлось 76 % всего ввезенного алкоголя — 465 448 541 кг.

"Вы все наши триггеры пнули"

Продавцы и производители спиртного недолго потирали руки, глядя, как оживает от пандемийного морока рынок импорта алкоголя. 2022 год, который сулил столько перспектив, в марте обернулся для отрасли крахом надежд на лучшие времена.

Как минимум семь государств-поставщиков — Австралия, Канада, Швейцария, Великобритания, Япония, Новая Зеландия, США — 7 марта попали в "список недружественных стран", утвержденный распоряжением правительства РФ. Откажись они поставлять в Россию алкоголь, это будет что слону дробина — в общем объеме импорта их вклад составляет всего 3,25 %. Отвались все импортеры — и российским производителям выпивки придется нарастить обороты втрое.

Тем более что подумать есть над чем. 3 марта об уходе с российского рынка заявила компания по производству спиртных напитков Diageo (DGE.L) (пиво Guinness, виски Johnnie Walker, White Horse, J&B и Black Label, водка Smirnoff, сливочный ликер Baileys, ром Captain Morgan, джин Gordon's). 9 марта решил приостановить коммерческую деятельность в России один из крупнейших производителей спиртных напитков — американская компания Brown-Forman (виски Jack Daniel's и водка Finlandia).

На этом фоне отпускные цены на импортный алкоголь, по словам экспертов, выросли на 60–100 % в зависимости от категории и происхождения.

— Все виноторговые компании подняли цены за последний месяц. В связи со скачком доллара это было неизбежно. Даже российские вина уже существенно подорожали, потому что практически каждая винодельня использует иностранные составляющие, начиная с бутылки, пробки, технологий и заканчивая удобрениями, запчастями для машин. Даже лозы не все покупают в России, — рассказал "Фонтанке" сотрудник дистрибуционной фирмы, попросивший не указывать его имени.

Трудности у дистрибьюторов алкоголя возникли не только из-за девальвации рубля. Многие поставщики перевели контракты на предоплату.

— С одной стороны, из-за прекращения страхового покрытия на территории РФ у поставщиков, с другой — для фиксирования цены для нас, — говорит Филипп Сотничук, бренд-менеджер крупной компании-импортера "Ладога" в Петербурге. — Вместе с удорожанием кредитов это повышает нагрузку на себестоимость.

Чтобы перечислить все сложности, возникшие с доставкой, пальцев одной руки точно не хватит.

— Выросла стоимость доставки международных грузов: из-за резко сократившегося предложения, ставшего практические эксклюзивным, из-за падения курса рубля, из-за роста стоимости топлива в Европе, удлинения маршрутов, — говорит Филипп Сотничук— Есть вопросы как с частными лицами (водители с украинским гражданством отказываются возить товар в Россию), так и с пограничными переходами — после закрытия белорусского пути приходится везти вина и крепкий алкоголь через Польшу и Прибалтику. На переходах стоят очереди по 2–3 суток.

С контейнерными перевозками проблема была еще в эпоху пандемии. Текущая ситуация усилила кризис, добавив политическую окраску.

— Ни один перевозчик не способен гарантировать доставку груза, так как на любом этапе транзита товар может быть снят с судна и оставлен без движения в силу российского адресата, — рассказывает бренд-менеджер "Ладоги".

Прошло недостаточно времени, чтобы судить об изменении спроса, но создание "перечня недружественных стран" уже перекроило структуру заказов.

— Видимые тренды — закупка шотландских и ирландских виски, как самых дефицитных товаров в случае отказа этих стран от поставок, и среди обеспеченных потребителей — вина дороже 300 евро за бутылку, которые уже попали под эмбарго, — говорит Филипп Сотничук.

О ситуации в отрасли игроки алкорынка отзываются как о непредсказуемой и пребывают в замешательстве. В сети "Красное&Белое", например, тему не комментируют.

— На ваши вопросы ответить не сможем. К сожалению, — признался специалист сети по связям с общественностью. — Вы все наши триггеры пнули.

Столкнемся с дефицитом?

С виски Jack Daniel's и водкой Smirnoff, мы, вероятнее всего, попрощались навсегда и на рынке алкогольной продукции столкнемся с дефицитом. Если только в образовавшуюся брешь не встроятся другие поставщики. Тем более что в приоритете у властей — развивать дружбу с Евразийским экономическим союзом.

— Могу точно сказать, чего мы делать не будем. Во-первых, вмешиваться в ценообразование, во-вторых, бороться за поставщиков из недружественных стран, — сказал "Фонтанке" депутат Госдумы Сергей Алтухов, член комитета по экономической политике, где курирует законодательные инициативы в сфере регулирования рынка алкоголя, поддержки виноградарства и виноделия, концессионного законодательства. — Уйти с нашего рынка легко, вернуться будет непросто. Наш приоритет — развитие единого экономического пространства со странами ЕАЭС. Здесь уже есть стимулы для активизации торговли алкогольной продукцией.

Буквально на этой неделе на экспертном совете в Госдуме будут решать, как поддержать отечественных производителей алкогольной продукции. "Это касается и виноградарей, и пивоваров, и производителей крепкого алкоголя. Пакет мер поддержки для всех отраслей прорабатывается", — сказал Сергей Алтухов.

Виноградники политической и бизнес-элиты

Не будем сбрасывать со счетов и российских производителей алкоголя в целом, и вин в частности. Тем более что их на территории России предостаточно, причем едва ли не за каждым стоит видная фигура политической или бизнес-элиты.

"Абрау-Дюрсо" — один из крупнейших в России производителей игристых вин, производят и тихие. Площадь виноградников 3 400 га. Располагается в посёлке Абрау-Дюрсо (Краснодарский край).

Владелец и основной акционер группы компаний Борис Титов — российский политик, предприниматель. Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей с 22 июня 2012 года.

Акционеры: ООО "Актив капитал" (59,18 %, акции принадлежат Борису Титову и переданы в доверительное управление Павлу Титову), Павел Титов (33,94 %).

По данным СПАРК, выручка за 2020 год составила 10 млрд руб., чистая прибыль — 1 млрд руб. Продажи — 41 млн бутылок.

В 2017 году доля "Абрау-Дюрсо" на российском рынке игристых вин составила 11,9 % (в натуральном выражении, без учета шампанского).

"Шато кот де Сан Даниль". Расположен в поселке Даниловка Гурзуфского поселкового совета, Республика Крым, площадь виноградников составляет около 20 гектаров, производит тихие и крепленые вина.

В 2016 году принадлежавший правительству Крыма участок купило ООО "Элиас", ныне переименованное в ООО "Гринэко" и, по данным РБК, возможно, связанное с главой ЛУКОЙЛа Вагитом Алекперовым.

Акционеры: Александр Рябов (100 %). По данным СПАРК, выручка за 2020 год составила 221 млн руб.

Усадьба "Дивноморское". Расположен в самой южной части Краснодарского края (Геленджик). Площадь виноградников — 47 га. Производственные мощности до 250 тысяч бутылок тихих и игристых вин в год.

В конце 2018 года совладельцем винодельни, входившей в группу "Абрау Дюрсо", стал миллиардер и совладелец Volga Group Геннадий Тимченко.

Винодельня "Гай-Кодзор". Находится в 5 км от Черного моря, рядом с Анапой, у села Гай-Кодзор. Площадь виноградников 77 га.

По данным СПАРК, совладельцы ООО "Виноградники Гай-Кодзора" — Эдуард Александров (30 %) и Марина Гончарова (70 %), которая, по версии "Коммерсанта", является коллегой миллиардера Романа Абрамовича. Выручка за 2021 год составила 61 млн руб., чистая прибыль — 11,5 млн. Объем производства порядка 250 000 бут. в год.

"Массандра". В декабре 2020 года крымскую винодельню купила компания "Южный проект" — дочерняя структура банка "Россия" Юрия Ковальчука.

Площадь земельных участков 104,8 га. По данным СПАРК, выручка за 2020 год составила 2,540 млрд рублей, чистая прибыль 537 млн. В 2019 году объем выпуска составил 20 млн бутылок вина, в общей сложности, порядка 100 наименований.

"Шато де Талю". Расположена в Геленджике, общая площадь виноградников около 100 га. Бенефициар Ольга Ивановна Ткачева, супруга министра сельского хозяйства РФ.

По данным СПАРК, выручка за 2020 год составила 22 млн руб. Мощность винодельни — 1,3 млн бутылок в год.

"Галицкий и Галицкий". Виноградники расположены возле станицы Гостагаевская Краснодарского края в 10 км от Чёрного моря. Общая площадь 110 га. Бренд принадлежит компании "Русский терруар" и производит тихие вина. По данным СПАРК, 51 % принадлежит Сергею Николаевичу Галицкому (до женитьбы — Арутюнян, основатель розничной сети "Магнит"). Оставшиеся 49 % — его полному тезке Сергею Николаевичу Галицкому, брату жены.

Выручка компании за 2020 год составила 11 млн руб., убыток 77 млн.

Имение "Сикоры". Виноградники расположены между Новороссийском и Анапой. В собственности хозяйства около 46 га земли, годовой объем производства 100 000 бутылок. По данным СПАРК, бенефициаром является Людмила Сикорская, генеральный директор — Александр Сикорский, президент группы компаний "Выбор" и основатель премиум-строительства в Новороссийске.

Выручка за 2020 год составила 39 млн руб., чистая прибыль — 57 млн.

Даже если виноградарствующая элита решит увеличить производственные мощности своих виноделен, на это уйдет до пяти лет — в среднем столько времени требуется, говорит эксперт отрасли, бизнесмен из Петербурга Виктор Дорохов, чтобы вновь высаженная виноградная лоза окрепла и стала готова полноценно плодоносить.

— Кроме виноградников, потребуется еще и оборудование. Тут возможны сложности. Пока наладится выпуск нашего оборудования, на это тоже потребуется время, ведь все привыкли покупать зарубежное. За это время мы можем оказаться в дефицитной ситуации: импорта нет, а наше еще не нарастили, — говорит Виктор Дорохов.

По словам Дорохова, спасти ситуацию смогут вина Чили, Аргентины, могут увеличить поставки Грузия, Сербия, Израиль.

Все новости

X
00:60