АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Санкции на будущее: как пострадает Россия от эмбарго ЕС на поставки нефти

Санкции на будущее: как пострадает Россия от эмбарго ЕС на поставки нефти - Обзор прессы

Частичный запрет на импорт нефти из России вызовет перераспределение глобальных торговых маршрутов и, возможно, перестройку российской нефтяной отрасли, полагает аналитик Rystad Energy Виктор Курилов. Но быстрого политического эффекта от эмбарго не будет, а у Москвы остаются рычаги давления на Европу, прежде всего на газовом фронте.

Еще в феврале, после начала российской "спецоперации"* на Украине, было понятно, что введение жестких санкций против нефти и газа из России станет трудным вопросом для Евросоюза. Почти месяц обсуждений потребовался Еврокомиссии для решения о частичном эмбарго на нефть и нефтепродукты из России. В итоге введен запрет на импорт морским путем: объемы этих поставок, по оценкам Брюсселя, составляют 2,3 млн баррелей нефти в сутки и 1,2 млн баррелей нефтепродуктов. По нефти ограничения вступят в силу через шесть месяцев, по нефтепродуктам — через восемь. По словам главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, текущие меры приведут к снижению импорта нефти из России в ЕС на 90% к концу года, с 3,5 млн до 0,3 млн баррелей в сутки.

Оставшийся импорт пойдет по нефтепроводу "Дружба" в Венгрию, Чехию и Словакию. Наибольших уступок в процессе согласования эмбарго добилась Венгрия, лидер которой Виктор Орбан оговорил, что в случае прекращения работы "Дружбы" страна сможет импортировать российскую нефть по морю. Кроме того, через полгода в ЕС также вступит в силу запрет на страхование судов, транспортирующих российскую нефть, но при этом запрет на перевозку нефти европейскими танкерами в третьи страны не вошел в шестой пакет санкций.

Распределенный эффект

В базовом сценарии эффект введенного эмбарго на российскую нефть приведет к глобальному перераспределению экспортных маршрутов. В то время как поставки российской нефти в Азию увеличатся, страны Ближнего Востока перенаправят часть своего экспорта из Азии в Европу. Таким образом, издержки эмбарго будут складываться из затрат на перенастройку логистики и увеличение пути движения танкеров, а также на адаптацию НПЗ к другим сортам нефти, что, как правило, приводит к некоторому снижению выпуска нефтепродуктов. 

Азиатские покупатели сейчас охотно скупают российскую нефть, которая из-за санкций торгуется с большими скидками. А вот найти рынок для сбыта российских нефтепродуктов будет более сложной задачей. Из 2,5 млн баррелей в сутки экспорта нефтепродуктов основная доля шла в Европу (1,5 млн баррелей в сутки) и США (0,5 млн баррелей в сутки). Эмбарго в этой сфере может привести к закрытию части НПЗ в России, но потенциально высвободит дополнительные объемы для экспорта сырой нефти. Пока трудно оценить, как быстро российские нефтяные компании адаптируются к внешнему шоку, но понятно, что в ближайшие месяцы это приведет к сокращению объемов как добычи, так и переработки. С другой стороны, у экспертов Rystad Energy есть сомнения, что ЕС сможет соблюсти заявленные сроки отказа от импорта прежде всего российских нефтепродуктов. В таком случае импорт продолжится с применением серых схем.

С начала этого года добыча нефти в России уже снизилась на 1 млн баррелей в сутки — до 10 млн. С введением эмбарго со стороны ЕС к осени ожидается спад еще на 1,0-1,5 млн. Как и во время острой фазы пандемии, российские компании будут управлять уровнем добычи, меняя режим на крупных месторождениях и постепенно закрывая старые низкодебитные скважины. Сильнее всего сокращать добычу придется малым производителям — из-за проблем со сбытом. Негативно скажется на отрасли и уход западных нефтесервисных компаний. Фактически вся российская нефтяная стратегия, основанная на разработке трудноизвлекаемых запасов в обмен на льготы от государства, перестает быть актуальной и нуждается в замене. 

Очевидно, что у введенного Евросоюзом эмбарго будут и глобальные последствия. Рост цен свыше $120 за баррель, который мы сейчас видим, означает, что игроки ожидают умеренного сокращения объемов российской нефти на рынке, в противном случае цены взлетели бы еще выше. Однако и относительно небольшое падение поставок еще больше увеличит дыру в глобальном нефтяном балансе — как раз во время сезонного роста спроса летом. Так что вероятность сохранения текущих высоких цен до конца года высока. Во второй половине года увеличить добычу и повлиять на рынок могли бы Саудовская Аравия, Иран и США. Однако Саудовская Аравия продолжает придерживаться графика добычи, согласованного в рамках ОПЕК+, возобновление ядерной сделки с Ираном явно затягивается, а добыча сланцевой нефти в США практически не растет, так как крупные производители заняты сейчас не запуском новых проектов, а снижением ранее накопленных долгов.

Обмен ударами

В более широком контексте нефтяное эмбарго со стороны ЕС становится первым значимым официальным ходом в торговой войне между Европой и Россией. Европейские лидеры стремятся лишить финансирования "российскую военную машину". Естественно предполагать, что российские власти будут цепляться за любые возможности сохранить приток твердой валюты. Однако если отказ Европы от российских энергоресурсов неизбежен, Москва может начать действовать в другой логике и со своей стороны попытаться нанести максимальный ущерб европейской экономике.

При этом быстро повлиять на действия России с помощью эмбарго невозможно. В силу специфики рынков нефти и газа лишить страну доходов от экспорта углеводородов не получится в ближайшие два года. По расчетам нефтяных аналитиков, жесткое эмбарго по примеру Ирана и Венесуэлы, предполагающее сокращение российского экспорта на 70%, в текущей ситуации привело бы к росту цен на нефть до $180-$250 за баррель. При этом рост стоимости энергии может критически повлиять на мировой рынок продовольствия и сломать привычные бизнес-модели во многих секторах европейской экономики. Текущие решения нацелены на сокращение экспортных доходов России в долгосрочной перспективе. По-видимому, в Европе усилится тренд на развитие альтернативной энергетики, что позволит гарантированно снизить зависимость от российских энергоресурсов.

В свою очередь российские власти пока не делают больших шагов, нацеленных на эскалацию кризиса, и скорее стремятся расколоть единство в ЕС и НАТО. Не оправдались, например, существовавшие на Западе опасения, что Россия начнет самостоятельно ограничивать поставки нефти и газа под предлогом военных действий, чтобы спровоцировать кризис в глобальной экономике. Перевод оплаты российского газа на рубли хотя и привел к разрыву с отдельными странами, но пока не разрушил связи с крупнейшими потребителями российского газа в Европе. Однако "газовый рычаг" давления на Европу остается мощным оружием в руках Кремля. Новый виток эскалации нефтегазовой войны возможен уже осенью в преддверии зимнего сезона. 



Все новости

X
00:60