АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Неевклидова экономика. Что такое параллельный импорт для России

Неевклидова экономика. Что такое параллельный импорт для России - Обзор прессы

Ввоз в Россию импортных товаров без разрешения правообладателя скоро будет легализован. Раньше это рассматривалось как способ повышения конкуренции, сейчас — как единственный путь доставки критически важной продукции.

О том, что у правительства теперь есть возможность легализовать так называемый параллельный импорт, глава ФАС Максим Шаскольский напомнил депутатам, выступая в Госдуме 10 марта; перед этим соответствующий закон о полномочиях кабинета министров вступил в силу. Глава Роспатента Юрий Зубов уточнил, что конкретный перечень товаров, на которые должна распространиться эта норма, уже в разработке. Одновременно ФАС проводит встречи с участниками рынка — проект постановления о параллельном импорте ведомство накануне обсудило с Wildberries.

В России на данный момент установлен принцип национального исчерпания прав: правообладатель официально вводит свой товар в оборот на территории России, и с этого момента перепродавать его может любой посредник, не спрашивая разрешения у производителя. В мире работают еще две концепции: региональная (при которой исключительных прав автор продукции лишается, если оборот начинается в пределах определенного региона, например в ЕС) и международная (в США, Великобритании, Японии, Китае) — именно на нее предложено менять действующую в России систему. Принцип простой: любой предприниматель может поставлять в Россию легально купленную за границей оригинальную продукцию зарубежного правообладателя, при этом не спрашивая у того никакого разрешения. Сейчас, напомним, это могут делать только официальные дистрибьюторы — по правилам и в объемах, которые им согласовал производитель. "Самовольные" поставщики — это и есть параллельный импорт.

История вопроса велика: ФАС регулярно указывал на то, что при национальном принципе исчерпания зарубежные производители получают возможность монополизировать рынок и ограничивать конкуренцию. Однако суды раз за разом вставали на сторону правообладателей, которые замечали, что их продукция каким-то непостижимым образом просачивается в Россию без их ведома. Единственное, чего добились отечественные контрагенты — это разделение понятий "контрафакт" и "параллельный импорт". Прецедентом стало разбирательство между Sony Corporation и компанией ПАГ, которая поставляла в больницу бумагу для аппарата УЗИ, купленную не у японского производителя, а у посредника. Прямого разрешения от Sony на ввоз бумаги ПАГ не получила, партию конфисковали, компанию оштрафовали на 100 тысяч рублей. После прохождения всех апелляционных кругов ПАГ обратилась в Конституционный суд: тот не нашел противоречий основному закону страны, однако подчеркнул, что нельзя устанавливать равное наказание для импортеров контрафакта и поставщиков оригинальной продукции без разрешения. Более того, в случае недобросовестности правообладателя, "параллельный импортер" может быть даже освобожден от ответственности.

Спорить могли бы еще много лет, но теперь сама действительность ускорила принятие решения.
Прежние тревоги: монополизация, заведомая элитарность части рынка — все это теперь несколько померкло. Речь идет о том, чтобы не лишиться важных вещей, которые Россия в сопоставимом объеме не производит. Импортозамещение — любимая вербальная игрушка чиновников, однако темпы его в различных отраслях, мягко говоря, неравномерны. Не говоря уже о том, что импортные поставки сейчас обрубают в считанные дни — либо из-за концептуального решения производителей, либо из-за проблем с логистикой.

На этом фоне резко заговорили об отсутствии у России обязательств как минимум перед теми странами, которые поддержали санкции, в частности — возникло предложение отменить ответственность за использование пиратского ПО. Параллельный импорт из той же серии. Проще говоря, если есть человек, готовый каким-то образом закупить за рубежом тысячу смартфонов или столько же упаковок безальтернативного лекарства и привезти его через Китай или Казахстан в Россию — мешать ему не будут.

Это, впрочем, обобщение. Недаром Роспатент говорит о разработке конкретного перечня товаров под легализацию параллельного импорта. По данным "Фонтанки", еще до встречи с Wildberries в правительство и ФАС приходили письма от участников рынка. В частности — от ассоциации дистрибьюторов автомобильных комплектующих. Там говорится очевидное: мы полностью зависимы от импортных запчастей, даже АвтоВАЗ производит иностранный автомобиль. Поставки остановились, запасов на складах хватит на 2 месяца. Давайте выведем запчасти и сами машины из таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности, а лучше вообще введем мораторий на его действие, подытоживают в письме.

Еще одно послание — от поставщиков медицинского оборудования и комплектующих к нему "Сименс", "Филипс" и других. Напрямую с правообладателями компания работать не может, хотя постоянно предлагает им оформить лицензионное соглашение, но ответов не приходит. Теперь, наверное, и не придет.

Так как вопрос прорабатывается лет семь, более или менее известны и риски. Первый — все то же импортозамещение: какой смысл вкладываться в создание дженериков всех мастей или "приземлять" производство на территорию России, если недоступный вроде бы оригинальный товар все равно привезут из-за границы. По данным "Фонтанки", сейчас обсуждается освобождение от параллельного импорта инвесторов, которые осуществили локализацию.

Второй момент — и он куда ближе потребителю — гарантийное обслуживание. Тормозящий iPhone можно отнести в магазин официального дилера и потребовать починки. Если же вам вполне настоящий смартфон продал усталый мужчина на рынке из клетчатой сумки, его будет сложно потом уговорить и вообще найти. Это самое тонкое место, решений может быть несколько. Во-первых, вывести из-под параллельного импорта только ту продукцию, которую не обслужить без участия правообладателя. Во-вторых, ввезенный таким образом товар маркировать на таможне значком, который позволит оценивать риски (так делают в США). Ну и надеяться, что будет работать закон о защите прав потребителей, который говорит, что требования покупателя должен удовлетворить не только правообладатель, но и импортер, и продавец.

Еще один понятный аргумент против — наплыв контрафакта. Здесь все просто — либо мы доверяем нашей таможне, либо нет. Может быть создана специальная служба для проверки именно параллельного импорта, с отдельными постами и с расширенным досмотром. "Важно отметить, что в отношении продукции, ввозимой параллельными импортерами на территорию России, будут осуществляться все существующие таможенные и контрольные процедуры, что исключает ввоз контрафактной продукции", — говорят антимонопольщики.

"Национальный принцип исчерпания интеллектуальных прав, которым мы загнали себя в нынешнюю ситуацию, действует с 2006 года, — пояснил Алексей Иванов, директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС и Института права и развития ВШЭ — Сколково. — Тогда в России был потребительский бум, люди перетекали от Черкизона в гламурные бутики. И Запад, говоря прямо, навязал нам эту идею, так как глобальные компании были заинтересованы в том, чтобы монополизировать эти новые рынки и снять сливки с растущего потребительского рынка. Очень жаль, что мы не легализовали параллельный импорт в более спокойные времена, это бы спасло нас от сегодняшнего шока".

При этом эксперт считает, что и сейчас переход на международный принцип спасет некоторые отрасли экономики, несмотря даже на изложенную выше коллизию с гарантийным обслуживанием. "В обычных условиях эта проблема решается во всех странах — в частности, в США производитель обязуется открывать информацию для техобслуживания и выдавать лицензию, в противном случае его обвинят в злоупотреблении, — говорит он. — Конечно, мы в другой ситуации, и если Apple не хочет в России работать, то принудить его открывать документацию, чтобы обслуживать завезенные параллельно смартфоны, мы не сможем. Но вспомните, у того же Apple много лет в России вообще не было сервисного центра, пока ФАС их не заставил его открыть. И уж точно параллельный импорт будет спасением для менее технологичных направлений. Мы сейчас не от потери iPhone страдаем, мы в полноценной экономической блокаде. И возможность альтернативных каналов поставки поможет и потребителю, и тем, кто этими поставками будет заниматься, новым челнокам".

Все новости

X
00:60