АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Минэкономразвития оценило спад экономики из–за санкций в 7,8%

Минэкономразвития оценило спад экономики из–за санкций в 7,8% - Обзор прессы

Экономика России будет сокращаться два года подряд на фоне масштабных санкций: в этом году спад составит 7,8%, в следующем – 0,7%. Инфляция в годовом выражении будет на уровне 17,5% по итогам 2022 г. Такие данные приводятся в обновленных сценарных условиях развития экономики на 2023 г. и плановые 2024–2025 гг.

Документ Минэкономразвития уже внесло в правительство, сообщил журналистам представитель министерства. Сценарные условия согласованы с Минфином и Минэнерго и в ближайшее время будут направлены в регионы для формирования бюджетов, уточнил он.

26 апреля проект прогноза обсудили на президиуме правкомиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций, писали "Ведомости". По итогам заседания премьер–министр Михаил Мишустин поручил Минэку доработать документ и сблизить позиции с Минфином, сообщил федеральный чиновник, присутствовавший на совещании.

ВВП России, согласно обновленному прогнозу, сократится в этом году меньше, чем предполагалось прежней версией, – на 7,8% вместо 8,8%. Это самое сильное падение показателя со времен мирового финансового кризиса в 2009 г. Как отметил представитель министерства, пик по спаду придется на IV квартал этого года, а не на III, как предполагалось раньше. В 2023 г. экономика продолжит падение и сократится на 0,7% (вместо роста на 1,3%). В 2024 г., согласно прогнозу, ВВП России будет расти на 3,2%, в 2025 г. – на 2,6%.

Даже в краткосрочной перспективе неопределенность достаточно высока: это продолжение санкционного давления, реализация уже принятых ограничений, которые часто имеют отложенный характер, проблемы с логистикой, говорит представитель министерства. "В ближайшие месяцы ситуация в экономике будет определяться в первую очередь нашим внешнеторговым балансом. Впервые в современной истории мы входим в рецессию при высоком уровне цен на сырьевые товары", – говорит собеседник. Спад будет не таким резким, как предполагалось, отмечает он, однако в апреле–мае стали наблюдаться риски циклического кризиса экономики. Основной вклад в снижение ВВП в текущем году внесет потребление, добавил представитель министерства.

Улучшение прогноза по сравнению с прежней версией может быть связано с выходом оперативной статистики, которая указывает, что ожидаемый спад экономики ещё не начался, отмечает экономист "Ренессанс капитала" по России и СНГ Софья Донец. Есть позитивные предпосылки, которые указывают, что ситуация может сложиться лучше ожиданий Минэка: инфляция замедляется быстрее, чем предполагалось, укрепление рубля может поддержать покупательную способность населения и инвестиции внутри страны. Многое будет зависеть от динамики экспорта и решений Еврокомиссии по торговому эмбарго, полагает эксперт.

Последствия от введения санкций, которые в марте ощущались очень сильно, сейчас смягчились: об этом свидетельствует и ситуация на валютном рынке, и ситуация с пополнением прилавков, говорит главный экономист "Эксперт РА" Антон Табах. При этом существенная часть этого удара будет растянута во времени, полагает эксперт: ожидалось, что экономика отреагирует быстро и болезненно, а оказалось, что эффекты растянутся.

Если экономика успеет структурно перестроиться к 2024 г., то есть основания, что темпы роста ВВП достигнут прогнозируемых Минэком значений в 2024–25 гг., полагает автор телеграм–канала "Твердые цифры" Александр Исаков. Для этого необходимо наладить торговую систему, нарастить торговый оборот с новыми партнерами, особенно с азиатскими, наладить логистические цепочки, заместить выпадающий инвестиционный импорт внутренним производством.

Министерство также скорректировало свою оценку по инфляции на конец года – до 17,5% с 20,7%, которые были в предварительной версии. По словам представителя министерства, инфляция в годовом выражении уже сейчас находится на пике, но в течение года всплеск цен может повториться. Согласно прогнозу, по итогам 2023 г. инфляция вырастет на 6,1%, а вернется к таргету ЦБ в 4% только в 2024 г.

Майские недельные данные по инфляции показывают, что текущие сезонно скорректированные темпы инфляции уже замедлились до 11% в пересчете на год, отмечает Исаков. Если замедление продолжится дальше, то инфляция по итогам года действительно составит 17-17,5% год к году, полагает он.

Цена на нефть Urals, как и курс рубля, в обновленных сценарных условиях скорректирована вниз. "Ведомости" писали, что эти два параметра были основной причиной расхождения оценок Минэка и Минфина. Так, цена на нефть в этом году будет на уровне $80,1 за баррель при курсе валюты 76,7 руб. за доллар, в 2023 г. – $71,4 за баррель при курсе 77 руб. за доллар. В 2024-2025 гг. цена на Urals продолжит снижаться (до $66 и $61,2 за баррель соответственно), а курс доллара расти (78,7 руб. за доллар, 81 руб. за доллар).

Прогноз курса рубля приведен в соответствие к спотовой цене, которая отражает относительную стабильность экспорта и сокращение импорта, полагает Исаков. По его оценке, средний курс за 2022 г. будет на уровне 75 руб./доллар.

Инвестиции в основной капитал, согласно сценарным условиям, упадут на 19,4% в 2022 г., а в следующем году будут стагнировать (рост на 0,3%). В 2024-2025 гг. капвложения увеличатся на 8,9% и 5,3% соответственно.

Экспорт товаров в реальном выражении снизится в этом году на 14% к 2021 г., при этом нефтегазовый экспорт – на 8%, не нефтегазовый – на 20%, сообщил представитель Минэка. Экспорт товаров из России в денежном выражении, по прогнозу, сократится на 2,4% в 2022 г. по сравнению с 2021 г. – до $482,4 млрд.

Импорт товаров сократится на 27% в реальном выражении из-за логистики и сжатия внутреннего спроса, при этом в номинальном выражении – на 17% с учетом мировой инфляции и увеличения логических наценок, то есть "новые каналы импорта будут обходиться нам дороже", отметил представитель Минэка. В денежном выражении показатель сократится до $251,9 млрд. Таким образом, профицит счета текущих операций в этом году будет на историческом максимуме – $190,8 млрд.

В 2023 г. экспорт составит $451,6 млрд, импорт – $275 млрд. В 2024 г. экспорт будет примерно на том же уровне – $450,4 млрд, импорт подрастет до $299,5 млрд.

Действительно, экспорт в номинальном выражении в этом году может сократиться не так значительно, как в реальном, говорит Донец: динамика объемов поставок будет зависеть от того, введет ЕС нефтяное эмбарго или нет. Высокие цены сейчас компенсируют падение реальных объемов экспорта, подчеркивает эксперт. По ее словам, рекордно высокий профицит счета текущих операций, который сложится по итогам этого года, означает, что поддержка для рубля будет высокой. Рубль к концу года может ослабнуть до 85 руб. за доллар, если ЕС введет торговое эмбарго. Если этого не произойдет, то он может остаться в интервале 60-70 руб. за доллар.

Профицит торгового баланса за январь–апрель обновил исторический максимум и составил $106,5 млрд, напоминает Исаков. При этом детальные данные по торговле больше не публикуются Банком России. "Но чтобы получился торговый профицит такого масштаба, по нашим оценкам, импорт должен был сократиться на 60–70%", – отмечает эксперт. Инвестиции в основной капитал коррелируют с динамикой импорта, поскольку доля машинного оборудования в стоимостном объеме импорта составляет примерно половину, говорит он.

Доходы населения

Кризис, вызванный санкциями, ударит по доходам населения. В этом году реальные располагаемые доходы (за вычетом инфляции и обязательных платежей) сократятся на 6,8%, зарплаты в реальном выражении упадут меньше – на 3,8%, следует из параметров прогноза. Уровень безработицы в этом году вырастет до 6,7% после 4,8% в 2021 г.

В 2023 г. реальные доходы вырастут на 1,3%, зарплаты – на 0,8%, уровень безработицы незначительно сократится до 6,6%. Начиная с 2024 г. доходы и зарплаты будут расти, но темпы роста все равно не выйдут на докризисный уровень, отметил представитель Минэка. Увеличение реальных доходов в 2024–2025 гг. прогнозируется в 4,3% и 3% соответственно, реальных зарплат – 2,9% и 2,3%.

Прогноз Минэка по реальным доходам выглядит слишком оптимистичным, считает Табах: обещанная индексация покроет только зарплаты бюджетников, но не покроет зарплаты во внебюджетном секторе, доходы от предпринимательской деятельности и от собственности, которые в этом году сильно просядут. Кроме того, индексация обычно идет с задержкой: скорее всего, в текущем году власти смогут компенсировать только половину инфляции, то есть около 8%. Остальная часть придется на зиму, поэтому реальные доходы в этом году упадут значительно сильнее, чем прогнозирует Минэк, считает он.

При такой высокой инфляции реальные доходы не могут не снижаться, потому что рост зарплат не может догнать рост цен, отмечает Донец. Судя по всему, правительство ожидает, что рынок труда пойдет по сценарию кризиса 2015 г. и пандемийного 2020 г., когда подстройка рынка труда произошла через доходы, а не через безработицу. То есть государство предполагает, что люди не будут уволены, а будут переквалифицироваться и искать альтернативный заработок, добавляет экономист.

Прогнозировать социальные показатели в условиях неопределенности очень сложно, потому что не понятно, как Россия будет справляться с проблемой потери рабочих мест, говорит проректор ВШЭ Лилия Овчарова. Если удастся справиться с ростом безработицы, то падение доходов населения может быть более оптимистичным, полагает эксперт. При этом не только безработица внесет вклад в падение доходов, но и снижение заработной платы.

Важно, задействуют ли власти все имеющиеся ресурсы для компенсации падения доходов или нет, говорит Овчарова. Если это будет консервативная модель адаптации, как она была в 2014 г., то показатели могут быть такими, как заложено в прогнозе, полагает она. При этом в ненаблюдаемом секторе экономики (самозанятые, занятые у ИП, серая и нерегистрируемая занятость), на который приходится почти треть всего фонда оплаты труда, снижение может быть порядка 10–12%, оценивает эксперт.

Рост доходов в 2023–2025 гг. может превышать рост зарплат только в том случае, если в ненаблюдаемой части заработки будут расти больше, чем в наблюдаемой, и высочайшими темпами будут расти предпринимательские доходы, подчеркивает эксперт.

Все новости

X
00:60