АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Интеллектуальная собственность: риски и новые возможности бизнеса

Интеллектуальная собственность: риски и новые возможности бизнеса - Обзор прессы

По прогнозам экспертов, количество контрафакта в России может вырасти. При этом специалисты не исключают и обострения недобросовестной конкуренции с использованием объектов интеллектуальной собственности.

О том, какие риски несёт новая экономическая ситуация, о плюсах и минусах нового правового регулирования в сфере интеллектуальной собственности и какие возможности получили отечественные предприниматели, "Деловой Петербург" поговорил с ведущими юристами и экспертами в сфере интеллектуальной собственности на деловом завтраке с компанией Semenov&Pevzner.

Сегодня в России практически нет ни одной компании, которая бы не использовала интеллектуальную собственность. К примеру, широко известна история со Свинкой Пеппой — игрушкой, которую продавал предприниматель из Кировской области. Буквально пару месяцев назад это был бы стандартный спор, один из множества ему подобных, регулярно и штатно разрешаемых арбитражными судами. Скорее всего, правообладатель, компания из Великобритании, выиграла бы этот процесс, взыскав с предпринимателя компенсацию за контрафактную свинку.

Однако на этот раз суд отказался привлечь к ответственности коммерсанта, сославшись на "недружественность" правообладателя. Роман Пчелинцев, руководитель практики "Борьба с контрафактом и серым импортом" юридической фирмы Semenov&Pevzner, обращает внимание на отсутствие правового обоснования судебного акта.

Внимание бизнеса и экспертов как раз эта "необычность" решения и привлекла. Что это — юридический казус или новый тренд? По какому пути пойдёт практика в борьбе с контрафактом? "Это казус. Сейчас стоит подождать хотя бы решения апелляционной инстанции, жалоба уже подана", — советует Роман Пчелинцев.

Смотреть во все глаза

"Нет той сферы, которую бы не задело новое правовое регулирование, — полагает партнёр, руководитель петербургского офиса юридической фирмы Semenov&Pevzner Екатерина Смирнова, — мы часто забываем, насколько прочно интеллектуальная собственность вошла в нашу жизнь. Вы используете компьютерные программы? Значит, у вас есть лицензионный договор". По её мнению, сегодня особенно следует уделять внимание правовому мониторингу ретейлерам, компания топливно-энергетического комплекса, туроператорам, владельцам онлайн-сервисов, автопрому, производителям электроники.

Правительство РФ сформировало список недружественных стран, с которыми существенно изменились отношения. К примеру, разрешён параллельный импорт, но вместе с тем ещё не определён список товаров и услуг, попадающих под это регулирование. По мнению Екатерины Смирновой, скорее всего, будет ослаблен режим защиты некоторых объектов интеллектуальной собственности для облегчения импортозамещения. Правда, пока непонятно, как будет действовать этот механизм.

Хотя частично схожие ситуации уже встречались. Так, для борьбы с ковидом было модернизировано российское законодательство, которое позволило государству проводить принудительное лицензирование. Громким примером такой практики стала история выпуска препарата для лечения вируса с непатентованным наименованием "ремдесивир", первую партию которого в январе 2021 года выпустила российская компания "Фармасинтез". Лицензия на оригинал, продаваемый под брендом "Веклури", принадлежит Gilead Sciences (США). Иностранцы обжаловали решение о принудительном лицензировании в Верховном суде РФ, но безуспешно.

Правда, в этой ситуации Gilead Sciences полагалась компенсация. Законодательные изменения марта этого года в подобных случаях никакой компенсации иностранному правообладателю недружественного государства не предлагают.

Шипы и розы

С одной стороны, уход с российского рынка иностранных компаний открыл отечественному бизнесу окно возможностей. Так, появились новые объекты интеллектуальной собственности, мимикрирующие под иностранные бренды. К примеру, мебельная фабрика подала заявку на регистрацию товарного знака "ИДЕЯ", который по своей стилистике схож с известной торговой маркой "IKEA". И это не единственный пример, в рекламе, как отмечают эксперты, айдентика известных иностранных компаний уже используется. "Пока нет никакой практики по подобным случаям, поэтому непонятно, будет ли зарегистрировано такое обозначение. Скорее, сейчас такие ситуации рождают множество вопросов — например, что будет делать иностранный правообладатель?", — говорит Екатерина Смирнова.

Елена Русанова, заместитель главы управления ФАС по Ленинградской области, согласна с тем, что можно даже без экспертизы заметить смешение в товарных знаках "ИДЕЯ"/ "IKEA". При этом она отметила, что сегодня никаких изменений у антимонопольных органов по защите от недобросовестной конкуренции с использованием чужой интеллектуальной собственности нет. Вместе с тем Елена Русанова не исключила корректировок подходов антимонопольного ведомства в будущем.

Заместитель руководителя УФАС по Ленобласти привела пример того, как бизнес оперативно реагирует на ситуацию. Святогорский ЦБК из-за дефицита офисной бумаги, возникший из-за нехватки импортных реагентов (их используют для отбеливания офисной бумаги), изготовил бумагу цвета словной кости. "Она не режет глаз, она экологичная, по оценкам экспертов в этом есть свои плюсы", — отмечает Елена Русанова.

С другой же стороны, перед бизнесом стоит немало вопросов. Что будет с интеллектуальной собственностью российских компаний в недружественных государствах (товарные знаки имеют территориальный принцип охраны)? А в некоторых зарубежных странах вводится практика национализации имущества российских предпринимателей. Как можно подстраховаться? Каким образом можно защитить себя?

При релокации предприятий нередко возникает такая ситуация, что часть интеллектуальной собственности остаётся в России, а часть — за рубежом. И в этом случае возникает необходимость регистрации российской интеллектуальной собственности на иностранное лицо. В какой юрисдикции разрешать споры и как исполнить в России решение суда иностранного государства?

"Зачастую ответы на эти вопросы зависят от множества деталей и нюансов. И сегодня, к сожалению, однозначного ответа на них нет. Поэтому нам приходится разбираться с каждым случаем индивидуально", — отмечает Екатерина Смирнова.

Внимание к деталям

Павел Целиков, заместитель руководителя отдела интеллектуальной собственности ООО "Редмонд" (бренд REDMOND), призвал правообладателей установить связи с потребителями и реагировать на полученные сигналы о нарушениях, проверяя эту информацию. "Мы работаем на потребителя в первую очередь, он нам важен", — уточнил эксперт.

Кроме того, Павел Целиков предложил бизнесу вести постоянный мониторинг, в особенности онлайн. "Маркетплейсы предоставляют большую комплексную услугу. При этом они, выступая как посредники, прячутся от ответственности. Хоть с этим и можно поспорить: не всегда маркетплейсы осуществляют, к примеру, только услугу по доступу на сайт", — говорит спикер.

По его словам, маркетплейсы, но не все, разумеется, не исполняют требования закона о защите прав потребителей и правил дистанционной торговли: не указывают точное наименование продавца товара, его ИНН и ОГРН и место регистрации. "Этот момент осложняет борьбу с контрафактом на онлайн-рынке", — уточнил Павел Целиков.

Екатерина Калиничева, партнёр юридической фирмы Semenov&Pevzner, соглашается с коллегой в оценке сложности ситуации и даёт несколько советов по лицензионным договорам: "Рекомендую обратить внимание в этих документах на ряд моментов: условия одностороннего расторжения, право на компенсацию и штрафные санкции".

Так, лицензиар может расторгнуть договор, если лицензиат нарушил существенные условия — порядок оплаты. "Это такой лайфхак для лицензиара. Однако нет критериев в практике и законе, что такое существенное нарушение условий порядка оплаты. Но, исходя из общих требований, можно сказать: если вы платили лицензиару ежеквартально, а потом не заплатили за месяц и с вами расторгли договор, посчитав это нарушением существенных условий оплаты, то оно таковым не является", — полагает Екатерина Калиничева.

Ещё один важный момент — существенное изменение обстоятельств, но в этом случае договор расторгается только в судебном порядке. При этом необходима совокупность нескольких условий: стороны исходили из того, что такие события настанут, заинтересованная сторона, проявив должную осмотрительность, не могла преодолеть эти обстоятельства. Кроме того, изменившиеся обстоятельства наносят одной из сторон ощутимый ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что могла рассчитывать при заключении договора.

По словам Романа Пчелинцева, часть серых импортёров лоббирует отмену ТРОИС (таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности). Однако, по его мнению, такое вряд ли случится. Если отменить действие ТРОИС, то как быть с дружественными странами, компании которых также имеют интеллектуальную собственность и, соответственно, рассчитывают на защиту?

Ещё одним трендом, о котором говорит эксперт, будет увеличение объёма серого импорта через страны ЕАЭС. Пока группы товаров неизвестны. При этом Роман Пчелинцев прогнозирует рост контрафактной продукции на российских рынках.
Елена Русанова не исключает такого развития событий, отмечая, что в этой ситуации в первую очередь пострадают потребители, которые польстившись на известный бренд могут получить товар низкого качества.
Все новости

X
00:60