АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • +7 9999-7-9999-4

    многоканальный номер

  • WhatsApp и Viber

    бесплатная консультация

  •  Skype

     ежедневно
    с 24 часа в сутки

Недолго музыка играла: санкции грозят закрытием производителю арф из Петербурга

Недолго музыка играла: санкции грозят закрытием производителю арф из Петербурга - Обзор прессы

Петербургские производители музыкальных инструментов надеются выжить за счёт госзаказов. Возникшие сложности с экспортом и недостаток сырья на внутреннем рынке рушат все их планы.

Как стало известно "ДП", Петербург рискует лишиться единственного в стране отечественного производства концертных педальных и леверсных арф. Речь идёт о фабрике Resonance Harps. Предприятие появилось в городе на Неве в 2006 году вместо закрывшейся Ленинградской фабрики им. Луначарского. Причина — вызванные новым кризисом изменения в работе платёжных систем, которые коснулись всех производителей музыкальных инструментов, работающих на внешний рынок.

Звуки смолкли

Недавно предприятие отправило на экспорт партию продукции, по которой ранее получило предоплату. 70% по контракту должны были перечислить дистрибьюторы после окончания изготовления инструментов и готовности к отправке. Однако из–за наложенных международных санкций денежные переводы на российские счета из Японии, а также стран, входящих в Евросоюз или НАТО, стали невозможны. Зарубежные банки также отказываются проводить подобные операции. В итоге компания лишилась значительной части прибыли. Действующие контракты, по которым в ближайшее время планировались поставки, оказались заморожены.

Как рассказал исполнительный директор Resonance Harps Андрей Мартыненко, с 2019 года на долю экспорта у предприятия приходится 50% выручки. Потеря этих денег в нынешних условиях означает угрозу полной остановки производства. До февраля 2022 года компания поставляла продукцию в Японию, Великобританию, Чехию, Словению, Польшу, Германию, Австралию, Австрию, Индию, Испанию, Францию, Швейцарию, Чили, США, Китай, Гонконг, Сербию. Только по сделкам, которые были закрыты в нынешнем мае, изготовители арф потеряли 4 млн рублей. Были ещё планы по выручке, на которую предполагалось обслуживать предприятие летом, но и они провалились.

Теоретически сейчас можно было бы рассмотреть вопрос экспорта в Азию и Китай. Но партнёры из этих стран пока взяли паузу в связи с ростом стоимости логистики. В итоге запланированные сделки до сих пор не состоялись.

 Возникшие препятствия в работе с иностранными партнёрами и спад спроса на внутреннем рынке вкупе создают риск, что Северная столица лишится единственного производства арф. В Resonance Harps уверяют, что аналога их предприятию сейчас нет ни в России, ни в СНГ. Причём локализация производства у предприятия составляет 90%, за рубежом закупаются только струны, лаки и смолы. Месячный объём производства до нынешних событий составлял 8–10 педальных арф (что может полностью закрыть потребности музыкальных учреждений) и 15–25 леверсных арф. Цикл производства концертной арфы (без учёта заготовки древесины) — около 3 месяцев.

Искусственный занавес

Представители музыкальной индустрии обеспокоены тем, что город может потерять уникальную фабрику. Исторически сильные школы арф появлялись в странах, имеющих собственное производство, которое было способно обеспечить людей доступным инструментом. Тремя сильнейшими школами традиционно считают российскую, французскую и американскую.

По словам экспертов, с которыми пообщался "ДП", на российском рынке кроме Resonance Harps присутствуют только поставщики импортных инструментов. Андрей Мартыненко в беседе с корреспондентом "ДП" указал на то, что подавляющее большинство закупок выпадает на арфы производства США. "Мы конкурируем с производителями арф из США, Италии, Франции, Японии и Германии. Волнует вопрос: почему в условиях импортозамещения часто отдаётся предпочтение зарубежным инструментам, когда есть местный производитель?" — спрашивает он.

При этом высокое качество инструмента из–за океана никто не оспаривает. Стоит также отметить экономическую составляющую ситуации. Если инструмент от Resonance Harps можно приобрести за 500–800 тыс. рублей, то импортный аналог будет стоить в разы дороже.

"Для бюджета Петербурга было бы дешевле закупать в музыкальные школы и театры наши арфы. Заграничные зарплаты, затраты на материалы, налоги и доставка, маркетинг бренда дают огромные накрутки по стоимости, — говорит Андрей Мартыненко. — Речь идёт даже не о прибыли в моменте, а об игре вдолгую, которая позволит заслужить имя. Нам важно сохранить производство на плаву. У нас получилось пройти пандемию и прошлые кризисы. Но когда был опущен "искусственный занавес", ситуация стала критической".

Уроки прошлого

Художественный руководитель театра "Санктъ–Петербургъ Опера" Юрий Александров видит в ситуации политические мотивы. "Когда мы говорим об импортозамещении, некорректно допустить закрытие подобных организаций. Думается, что имеет место лобби, нацеленное "придушить" отечественное производство", — утверждает он. 

По словам Александрова, в России в принципе не хватает производителей музыкальных инструментов. Когда–то в Ленинграде, например, существовала фабрика "Красный Октябрь" на базе производства "Беккер". Однако она закрылась ещё в 2004 году.

"Сейчас театры вынуждены покупать инструменты немецкого, китайского, американского производства. Мы, например, долго копили на фортепиано Steinway&Sons, для нас это огромная сумма", — добавляет художественный руководитель.

По словам участников рынка, подспорьем для бизнеса в нынешней ситуации могла бы стать более активная работа с госзаказом. Городские учреждения могли бы закупать отечественные инструменты от производителя, который платит налоги в российский бюджет, а у бизнеса появилось бы больше уверенности в завтрашнем дне.

Проблемы сейчас испытывают и другие производители музыкальных инструментов. У некоторых из них зависимость от импорта куда более ощутима, чем у Resonance Harps. Генеральный директор Doff Guitars (производят гитары, народные инструменты, перкуссию) Алан Дзудцов отмечает, что импортозамещение в музыкальном производстве по определённым направлениям возможно: "Пока в стране не изготавливают двухкомпонентные полиуретановые лаки, клеи ПВА, почти нет собственного производства полного цикла струн для музыкальных инструментов. Все эти направления вполне можно и нужно освоить".

Взаимная зависимость

Коммерческий директор "Нева Саунд" (производитель пианино и роялей) Дмитрий Симученков подчёркивает, что проблема зависимости от импорта характерна не только для Петербурга и не только для России.

"Никто в мире не производит всё от начала до конца. Производители инструментов всегда часть комплектующих закупают на стороне. Если применить санкции, под которые попала Россия, к любой другой стране, то там производства тоже встанут, даже если 90% комплектующих останутся доступны. У нас основные комплектующие поступали из Чехии (клавиши, акустические блоки, механика), с ней пока отношения поставлены на паузу. Договорились с китайскими поставщиками, но первые поставки оттуда придут только через месяц. Поэтому производство остановится, а сотрудников придётся отправить в отпуск", — рассказывает он.

Также он напоминает о постановлении правительства №719, устанавливающем критерии подтверждения производства на территории РФ. В частности, документ требует, чтобы продукция производилась в основном из отечественного сырья. Только в этом случае компания может получить доступ к государственным льготам.

Последствия нынешнего кризиса, по словам участников рынка, могут быть тяжёлыми. Как отметил Алан Дзудцов, в ближайшее время бизнес может сократить ассортимент продукции, особенно это коснётся премиум–сегмента. Он добавил, что последние 3–4 года компания расширяла производство, осваивала новые направления. Теперь же, скорее всего, придётся приостановить новые проекты и сократить действующие направления.

Анастасия Ахунова, генеральный директор производства ударных инструментов "Синкопа Плюс": "У производителей появились некоторые сложности с комплектующими, а также коррекция сбыта (для кого–то это экспорт, для кого–то продажи внутри России). Что касается нас и всех, кто работает с деревообработкой, — по деталям как раз проблем минимум. Самый острый пункт — древесина экзотических (тропических) пород, её никак не заместишь и в России не вырастишь. А для многих инструментов подходит только этот материал. Мы не попали официально в пострадавшие отрасли, хотя весьма значительную часть продукции составляют музыкальные инструменты для обучения (школа, детский сад, коррекционные и реабилитационные учреждения). Основная помощь для нас была со стороны профессиональной ассоциации (информационная поддержка, участие в профильных выставках, работа с Минпромторгом по юридическим и организационным моментам). Думаю, что сейчас глобального ухода компаний ожидать не стоит.

Если говорить о продаже инструментов, то после кризиса 2008–2010 годов на рынке остались только крупные игроки. Онлайн–торговля в нашей сфере развита лишь относительно в силу специфики товаров (их надо слушать и "щупать"). Для производителей период с 2014 года — это время планомерного развития, пусть и не без сложностей. Если компаниям дадут возможность более активно выйти на госзаказчиков, это станет существенным стимулом для бизнеса".

Елизавета Александрова, директор международного конкурса арфистов им. Татьяны Тауэр "Хрустальный ключ": "Производство арф в Ленинграде после Второй мировой было организовано благодаря арфистке Вере Дуловой. Она сделала русскую школу игры на арфе одной из самых сильных в мире, создав свой легендарный класс в Консерватории. Фабрика им. Луначарского производила инструменты, позволявшие обеспечить учебный процесс и укомплектовать оркестры. Но эти инструменты трудно было назвать настоящими "концертными арфами". Другие высококачественные инструменты никогда не производились серийно. Есть единичные скрипичные мастера, но это речь о струнном квартете (скрипках, виолончелях)".

Сергей Васильев, генеральный директор АО "Медиус": "Практически полностью прекратились поставки деталей и комплектующих из высококачественных древесных пород из Европы, Канады. Для России актуальна проблема отсутствия малосерийного высококачественного чугунного литья и доступных литейных производств, клеев и компаундов. Также не хватает необходимого промышленного оборудования. Недостаток финансирования и невозможность получения кредитов по разумной ставке приводят к риску потери ряда производителей".

Все новости

X
00:60