АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • 8 (800) 775-45-37

    Беслатно по России

  • +7 (495) 255-02-71

    Для звонков из-за границы

  •  Skype

     ежедневно
    с 9:00 до 21:00

В ЕАЭС больше всего достижений в таможенном регулировании

14 апреля в Бишкеке состоится заседание Высшего Евразийского экономического совета. В преддверии ИА «24.kg» поговорило с членом коллегии (министром) по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Мукаем Кадыркуловым об итогах членства Кыргызстана в ЕАЭС, проблемах и новом Таможенном кодексе

— Более полутора лет назад Кыргызстан стал участником Евразийского экономического союза. Мнений об этом шаге много. На ваш взгляд, каковы первые итоги интеграции?

— Для Кыргызстана евразийская экономическая интеграция является приоритетной. Это не просто интеграция ради интеграции. Нам важно было прийти в союз, в котором наравне с экономическим потенциалом будут учитывать исторические аспекты общества, его национальные особенности, знать и уважать традиционные моральные и культурные ценности кыргызстанцев.

ЕАЭС — многовекторное экономическое пространство. Право союза является обязательным для государств-членов, имеет силу прямого действия. На наднациональном уровне принимается значительное количество документов. И сегодня голос Кыргызстана имеет равнозначную силу с остальными странами союза как при разработке таких документов, так и при их принятии.

— Почему это важно? И действительно ли является действенным инструментом для защиты собственных интересов?

— Основные торговые партнеры Кыргызстана — страны ЕАЭС. Не будь мы членами союза, хотели бы или нет, все равно бы соблюдали право ЕАЭС.

Но одно дело играть по правилам, которые ты определял наравне со всеми, а другое — по тем, которые определили без тебя.

У Кыргызстана уже был такой опыт. Когда сформировали Таможенный союз, его таможенная граница пришлась на кыргызско-казахстанский участок. И мы столкнулись с нормами и правилами, к которым не были готовы. Сейчас мы являемся непосредственными разработчиками всех принимаемых в союзе документов, можем влиять на эту работу и поэтапно готовить нашу экономику к изменениям.

— А как насчет мнения, что мы вошли в ЕАЭС рано, надо было еще подождать?

— Кыргызстан — не единственная страна ЕАЭС, в которой высказывались такие сомнения. Начало работы союза совпало с непростым экономическим периодом. Почти все страны ЕАЭС столкнулись с проблемами, завышенными ожиданиями, пережили адаптационный период. Кыргызстан — самый молодой участник интеграции, который переживает переходный период сейчас. Это закономерный процесс. Интеграция — небыстрое действие с моментальным эффектом. Одним вступлением в союз невозможно решить экономические проблемы, которые копились свыше 20 лет.

Рынок ЕАЭС — не только многомиллионный, но и высококонкурентный рынок. Чтобы его освоить, мало желания, требуется кропотливая работа всего общества.

Потребовались изменения в структуре экономики страны. Нужно было отходить от реэкспортной составляющей. Практическим шагом для изменений явилось учреждение Российско-Кыргызского фонда развития для улучшения экономики и эффективного использования возможностей, которые дает евразийская экономическая интеграция Кыргызстану.

— И каковы результаты?

— В экономике республики мы видим расширение производственной составляющей. Причем не только в легкой промышленности, но и в сельском хозяйстве. Отменены таможенные границы, удалось модернизировать информационно-программные средства. Ведется модернизация таможенной инфраструктуры, санитарного и ветеринарного контроля в соответствии с едиными требованиями союза.

Наши граждане могут спокойно жить и работать в странах ЕАЭС. Кыргызстанцам больше не нужно подтверждать дипломы, получать трудовые патенты и доказывать, что они говорят на русском. А это — затратные по времени и деньгам процедуры.

— Получается, плюсы ощутили только мигранты?

— Отнюдь. У Кыргызстана появился гарантированный экономический стабилизатор, подушка безопасности за счет действующей в союзе системы распределения таможенных пошлин. Республика шаг за шагом реализовывает возможности союза. Ведь страны ЕАЭС получают взаимную выгоду от участия в евразийской интеграции.

— Вы когда-то были главой Таможенной службы. Какие достижения за 2016 год для евразийской интеграции вы могли бы отметить?

— Таможенное регулирование — сфера интеграции, в которой наши страны продвинулись больше всего. На момент образования союза было 23 препятствия для движения товаров на общем рынке из-за недостаточного уровня интеграции в таможенной сфере. Сейчас их осталось четыре, часть отпадет после вступления в силу Таможенного кодекса ЕАЭС.

В 2016 году таможенный блок ЕЭК разработал более 70 нормативных актов, направленных на упрощение и ускорение таможенных процедур, обеспечение единообразной правоприменительной практики в ЕАЭС. Кроме того, принят ряд упрощений по декларированию товаров и транспорта, сокращению количества сведений, которые нужно заявлять в электронных декларациях.

Евразийский экономический союз прошел этап становления и сегодня воспринимается в мировом экономическом сообществе как сильный, надежный и долгосрочный игрок.

Начались переговоры по налаживанию обмена таможенной информацией с Вьетнамом в рамках соглашения о свободной торговле. В 2016 году подписан Меморандум о взаимопонимании между Евразийской экономической комиссией и Всемирной таможенной организацией. Это позволит нам еще глубже изучать передовую международную практику и адаптировать лучшие наработки под союз.

И, конечно, основным итогом года стало завершение работы над Таможенным кодексом ЕАЭС. Это второй по важности документ после Договора о создании союза.

— Документ успел наделать много шуму…

— Неудивительно. Кодекс стал первым масштабным документом, который на всех этапах разрабатывался совместно ЕЭК, госорганами и бизнес-сообществами пяти стран союза. Это беспрецедентный формат разработки законодательства для наших стран. Ранее бизнес привлекался к документам такого уровня разве что на этапе согласования.

Все нормы, напрямую связанные с таможенным регулированием и перемещением товаров, теперь будут работать одинаково во всех странах союза.

— Что еще нового в Таможенном кодексе?

— Он полностью ориентирован на электронные технологии. Мы оставляем бумагу только там, где это попросту нерентабельно. Например, декларирование товаров, перемещаемых гражданами для личного пользования. В новый кодекс мы заложили основы для полноценного внедрения механизма «единого окна» в систему регулирования внешнеэкономической деятельности.

Решения о регистрации декларации на товары, регистрация, решения о выпуске товаров будут выдаваться в автоматическом режиме информационными системами фактически без участия инспектора.

Решения о дополнительных проверках, форме их проведения также будет принимать компьютер, а не человек. Это быстрее. И мы фактически нивелируем риск человеческого фактора.

Новые технологии позволят сократить время выпуска товаров минимум в шесть раз. Это не просто лозунги. В новом кодексе уже зафиксировано, что товар должен быть выпущен в течение четырех часов с момента регистрации декларации.

Одна из наиболее ярких статей нового кодекса, разработанная в тесном сотрудничестве с бизнесом, — усовершенствованный институт уполномоченного экономического оператора (УЭО). Мы видим в них надежных партнеров государства. Поэтому готовы дать этой категории бизнеса очень серьезные упрощения в работе.

— Вы рассказали о работе бизнеса над Таможенным кодексом ЕАЭС. Такая открытость ЕЭК — это эксперимент или стандартная практика?

— Комиссия работает предельно открыто. Бизнес всех пяти стран союза является полноценным участником интеграционных процессов. Уполномоченные представители от бизнес-сообществ являются полноправными членами рабочих и экспертных групп по разработке всех нормативных актов, которые выходят из стен ЕЭК.

Проекты решений комиссии, непосредственно затрагивающих интересы бизнеса, обязательно проходят оценку регуляторного воздействия. Если мы получаем существенные замечания или предложения, проект отправляется на доработку. Таким образом, у нас ни одно решение не принимается без согласия бизнеса.