АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • 8 (800) 775-45-37

    Беслатно по России

  • +7 (495) 255-02-71

    Для звонков из-за границы

  •  Skype

     ежедневно
    с 9:00 до 21:00

Скачков не будет: экспорт российского оружия составил $13 миллиардов

Санкции не оказали коренного влияния на экспорт российских вооружений, их экспорт в 2017 году составит более 13 миллиардов долларов США, скачков ни вниз, ни вверх не будет, заявил во вторник в интервью телеканалу "Россия 24" генеральный директор государственной корпорации "Ростех" Сергей Чемезов

Санкции и выручка "Ростеха"

"Санкции не оказали коренного влияния на экспорт российских вооружений. Экспорт в этом году составит более 13 миллиардов долларов. Скачков ни вниз, ни вверх не будет", — сказал Чемезов.
Он подчеркнул, что выручка "Ростеха" значительно выросла. "Отчетность будет готова в марте-апреле, но уже сегодня я могу сказать, что это примерно 1 триллион 300 с небольшим миллиардов (рублей)", — уточнил глава госкорпорации.

Потенциальные импортеры российского ВВТ

Говоря о потенциальных покупателях российского вооружения и военной техники (ВВТ), Чемезов отметил возросший интерес к импорту ВВТ из РФ со стороны Турции, Саудовской Аравии и Кувейта.

По его словам, Турция готова закупить зенитные ракетные системы С-400 в случае предоставления Россией кредита, и министерство финансов РФ ведет соответствующие переговоры. После подписания соглашения и принятия решения об объемах кредита будет подписан "контракт на поставку в том числе и С-400".

С Саудовской Аравией и Кувейтом, по информации главы "Ростеха", Россия обсуждает возможность продажи танков Т-90. "Мы вернулись с выставки, которая проходила в Абу-Даби, там очень большой был интерес со стороны арабских стран. Саудовская Аравия и Кувейт — они проявляют большой интерес к нашим танкам, и мы обсуждаем возможность приобретения этими странами", — пояснил Чемезов.

Он отметил, что "Ростех" может предложить на экспорт не только оружие. Чемезов сообщил о подписании контракта между Россией и Индией на поставку стекол для печей ядерных реакторов. "Мы подписали контракт на 25 лет на поставку стекол для атомной промышленности — они будут там строить атомную станцию, и стекло, которое устанавливается в печи в реакторе, чтобы посмотреть, что там происходит — как раз будет это стекло", — сказал Чемезов.

Основными импортерами подобной продукции Лыткаринского завода оптического стекла являются европейские страны.

Портфель "Калашникова" вырос до $300 миллионов

Особое внимание Чемезов уделил концерну "Калашников" и его продукции. Он заявил, что концерн увеличил объем заказов, и "сегодня у нас портфель заказов — около 300 миллионов долларов".

По информации главы "Ростеха", "Калашников" успешно справляется с импортозамещением и полностью перейдет на российские комплектующие в 2018 году.
"Многие комплектующие здесь сегодня производятся — инструменты, штампы, те, которые раньше мы частично за рубежом закупали. Часть покупали в Европе, что-то — на Украине. Но сейчас все, что касается Украины, мы полностью закрыли. Сегодня около 70% изготавливаем сами. Но все равно мы покупаем уже не за рубежом, а здесь, в России. Думаю, что буквально через год мы закроем полностью всю потребность концерна "Калашников" своими силами, своими возможностями", — сказал Чемезов.

Он отметил, что в настоящее автоматы Калашникова "фактически все страны покупают, даже американцы впрямую не покупают, но, тем не менее, для вооруженных сил, которые находятся в Афганистане, они с удовольствием приобретают это оружие". По словам Чемезова, им продают автоматы "в том числе европейские, бывшие государства, которые входили в состав Варшавского договора".

По его мнению, ижевский автомат и его зарубежная копия сильно отличаются по качеству.

"Калашников они производят уже десятки лет, когда-то мы помогли им построить завод, но что касается ствола — ствол они до сих пор не научились делать, у них качество металла, из которого изготавливается ствол, не очень хорошее… Поэтому их автоматы иногда называют одноразовыми — пострелял и выбросил", — сказал Чемезов, отвечая на вопрос о возможном копировании российского оружия Китаем.

Рассказывая о планах передачи акций "Калашникова" в частные руки, он сообщил, что летом "Ростех" планирует завершить сделку по продаже 26% минус одной акции "Калашникова".

"Мы наняли компанию, которая проводит оценку, до конца месяца мы уже получим оценку, получим разрешение наблюдательного совета и направим все документы в правительство. Я думаю, что в течение месяца правительство примет решение, даст нам согласие на продажу 26% минус одна акция. Я думаю, что летом мы завершим сделку", — уточнил он.

"Вертолеты России": выгодно продать

Госкорпорация "Ростех", по словам Чемезова, рассчитывает на более выгодные условия реализации следующего пакета в 12-13% акций дочернего холдинга "Вертолеты России".

"Разрешение получено на продажу 25%, мы пока продали 12%, ведем переговоры с разными инвесторами. С первыми нашими акционерами — поскольку соглашение подписано, — у нас одни договоренности, со следующими уже будут более жесткие, потому что всегда первый получает определенные преференции", — пояснил гендиректор "Ростеха", добавив, что по итогам 2016 года холдинг произвел 189 вертолетов
"Ростех" в июне 2016 года подписал соглашение о продаже до 25% компании "Вертолеты России" Российскому фонду прямых инвестиций (РФПИ) и ближневосточным инвестфондам. В феврале 2017 года консорциум в составе РФПИ и ближневосточных фондов приобрел 12% компании за 300 миллионов долларов. При этом последующее потенциальное увеличение инвестиций может составить до 600 миллионов долларов. Иностранные инвесторы смогут купить оставшиеся 12-13% акций холдинга.

"Курганмашзавод", "УВЗ", далее — ОАК

Как заявил Чемезов, госкорпорация "Ростех" в ближайшее время получит в управление военный актив концерна "Тракторные заводы" (КТЗ) — "Курганмашзавод".

"Нам в ближайшее время будет еще передан "Курганмашзавод", в управление, правда. Потому что Внешэкономбанк (ВЭБ), который выдал кредиты собственникам "Курганмашзавода", вынужден забрать этот завод в счет тех кредитов, которые они ранее выдали. Поскольку с ними собственник не может рассчитаться. И мы договорились с банком, что они нам передадут в управление, на какой срок — мы сейчас обсуждаем, а в перспективе, когда завод рассчитается с кредитом, тогда этот завод может остаться у нас уже навсегда", — сказал глава "Ростеха".

Наблюдательный совет ВЭБ — основного кредитора КТЗ — в конце 2016 года утвердил план мероприятий по участию банка в реструктуризации концерна. Этот план предусматривает разделение концерна на дивизионы — военный, гражданский, сельскохозяйственный и вагоностроительный. В результате будет сформирована новая структура собственности активов КТЗ, в которой ВЭБ будет принадлежать 100% долей предприятий военного дивизиона и не более 50% долей предприятий гражданского дивизиона.

Управление военным дивизионом планируется передать госкорпорации "Ростех". Финансирование предприятий этого дивизиона также предусмотрено со стороны "Ростеха".
Чемезов сообщил, что возглавляемая им госкорпорация не планирует сокращать производство вагонов на НПК "Уралвагонзавод" (УВЗ).

"Ростех" получил 100% акций УВЗ, которые были в госсобственности. УВЗ ранее создал логистическую "дочку" — "УВЗ-Логистик", и ей продавал выпускаемые вагоны.

"Сейчас накопилось огромное количество вагонов. Необходимо эту компанию реализовать, продать. Основной кредитор — это Сбербанк. Сбербанк объявил конкурс на продажу этой компании. Сокращать производство вагонов мы не будем", — заявил Чемезов.

"УВЗ-Логистик" является одним из крупнейших собственников подвижного состава. Парк в ее управлении насчитывает более 40 тысяч вагонов.

Отвечая на вопрос о дальнейшей передаче "Ростеху" российских оборонных холдингов, Чемезов сказал, что в будущем в состав госкорпорации может быть включена Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК).

Он отметил, что около 60-70% комплектующих для ОАК производятся предприятиями "Ростеха". "Это и двигатели, авионика, и средства радиоэлектронной борьбы, ракеты — масса всего. А ОАК в основном сборку осуществляет", — пояснил он.