АСМ

Центр сертификации
и разрешительной документации с 1997 г.

  • 8 (800) 775-45-37

    Беслатно по России

  • +7 (495) 255-02-71

    Для звонков из-за границы

  •  Skype

     ежедневно
    с 9:00 до 21:00

Екатеринбургская таможня раскрутила бизнес на полмиллиарда

Уральское таможенное управление (УТУ) заявило о кратном росте задолженностей по платежам со стороны участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) УрФО своей ключевой структуре – Екатеринбургской таможне

По итогам 2016 года долги предприятий превысили полмиллиарда рублей. Фискальное ведомство обрушило на организации, задействованные во внешней торговле, вал требований об уплате причитающихся платежей. Представители бизнеса между тем на «настойчивые предложения доплатить» отреагировали массовыми обращениями в суды. При этом собеседники агентства в брокерских структурах и внешнеэкономических подразделениях крупных участников рынка сообщают, что львиная доля решений арбитражей выносится в пользу предпринимателей. В самой Екатеринбургской таможне взрывной рост долговой массы частично объяснили расширением ведомственных полномочий, однако одновременно выразили недоумение суммами, названными УТУ, и указали на уголовные процессы с участием компаний-должников.

Задолженность компаний-участников ВЭД перед Екатеринбургской таможней по итогам 2016 года достигла 516 млн рублей, что более чем троекратно превысило уровень предыдущего аналогичного отчетного периода. Большую часть долгов составили доначисления, образовавшиеся в результате корректировок таможенной стоимости ввозимых из-за рубежа товаров – 323 млн рублей. Еще 129 млн предпринимателям предложили доплатить после изменения классификационных кодов в соответствии с товарной номенклатурой (ТН ВЭД). Оставшуюся сумму составили задолженности, появившиеся по причине неправомерного применения ставок экспортной пошлины и отмены тарифных преференций после уточнения страны происхождения товаров.

К настоящему моменту, как заявляют представители Екатеринбургской таможни, участники ВЭД были вынуждены доплатить в бюджет около 350 млн рублей, а еще 73 млн «по законным обстоятельствам исключены из суммы общего долга». Тем не менее, в бизнес-сообществе такие данные подвергают сомнению и предлагают детально разобраться в конфликтной ситуации.

«Здесь нужно смотреть, как формируется эта статистика. Если участникам предлагают доплатить по итогам доппроверки, то деньги сразу уходят на депозит, и тут сложно говорить о долгах. Но именно такие случаи после окончания проверки и доначислений по результатам корректировок таможенной стоимости (КТС) чаще всего оспариваются в судах. И надо отметить, в большинстве случаев истцы возвращают свои деньги, хотя и не сразу, а спустя месяцы, что, конечно, мешает бизнесу. Средства, как известно, должны работать. У меня есть данные, что доплаты по итогам корректировок в 2016 году составляли где-то 460 миллионов. Возможно, сумма несколько изменилась, но 3 миллиона из них – точно наши. Полтора мы уже вернули через суд, а за оставшиеся боремся с хорошими перспективами. Остальные поступают так же. По моей информации, в итоге у таможни остается около 10% от довзысканных средств. Это совокупность небольших сумм, которые предприниматели просто не хотят оспаривать. Дело, вероятно, в заведомо пораженческих настроениях юристов ведомства и в желании соблюсти определенный паритет. Вроде как таможня показывает, что работает, а с другой стороны, деньги потом возвращают из бюджета, а не со счетов таможни и тем более должностных лиц», – рассказал «Правде УрФО» руководитель одной из уральских компаний, специализирующейся на экспортно-импортных операциях.

Его коллега, представляющий крупное предприятие, ведущее внешнеэкономическую деятельность в Екатеринбургской таможне на протяжении более чем 20 лет, указывает, что в последнее время ведомство заметно усилило инструмент постконтроля, предусматривающий проверки предпринимателей на протяжении трех лет после выпуска товаров в свободное обращение.

«В эти сроки, согласно законодательству, таможенники могут проводить инспекции по выпущенным декларациям и, соответственно, доначислять платежи. И вот здесь возникает очень конфликтный момент. За срок в три года может произойти масса событий, компания может просто закрыться, особенно в кризис. Иногда доначисляют такие суммы, что действительно проще фирму закрыть и перерегистрироваться. Участники ВЭД оперируют понятием, что решение о выпуске товаров, принимаемое таможней, окончательное. После него уже не должно быть каких-то проверок и требований. Представьте, предприниматель осуществляет поставку, закладывает маржу, получает прибыль, а ему вдруг через года два предлагают вернуть эти деньги. Хотя они могут давно быть потрачены», – рассуждает участник рынка.

В отношении Екатеринбургской таможни действительно практически ежедневно потоком идут исковые обращения в Арбитражный суд Свердловской области. Только за вторую половину марта в инстанцию поступило 22 заявления от различных компаний. Львиная их доля оспаривает решения структуры УТУ о корректировке таможенной стоимости импортируемых товаров. Кроме того, участники ВЭД требуют обязать фискальный орган уплатить проценты за нарушение сроков возврата излишне взысканных платежей. Спектр организаций-заявителей широк – от микрофирм до таких известных на рынке внешней торговли и транспортных перевозок УрФО и России компаний, как «Русимпорт», «ИнстарЛожистик»и «Дельрус».

Впрочем, в Екатеринбургской таможне с претензиями в свой адрес не согласны. Трехкратный рост задолженности предпринимателей по уплате таможенных платежей и пеней в 2016 году представители структуры отчасти связывают с расширением с 18 апреля прошлого года ведомственных полномочий в части контроля соблюдения валютного законодательства: «Не исключаем, что тенденция связана с расформированием Росфиннадзора и передачей функций валютного контроля в таможенные органы». Однако отметим, в официальной статистике УТУ в контексте долгов бизнеса перед таможней нарушения валютного законодательства отдельно не упоминаются вовсе.

Более того, собеседники издания в руководстве крупнейшей таможни УрФО выразили сомнения в «чистоте» данных, появившихся на официальном сайте уральского подразделения ФТС. По словам высокопоставленных таможенников, основную часть имеющегося по итогам 2016 года долга составляют суммы, являющиеся в данный момент предметом уголовных разбирательств, и они заметно меньше озвученных.

«Это какие-то несопоставимые цифры. Не знаю, откуда они. Может быть, считали по всем регионам деятельности УТУ? У нас рост составил порядка 100 миллионов. В первую очередь, из-за «Буланашского машиностроительного завода» и «Метмашкома». Там спор перешел в стадию уголовных разбирательств и, насколько знаю, продолжается и сейчас. Это где-то 95% от всей суммы задолженности. Некоторые долги из оставшейся части и вовсе тянутся с нулевых годов. Что касается непосредственно разбивки по категориям, то в части классификационных кодов товаров – да, была их смена, но суммы доначислений не превышали нескольких десятков миллионов. По КТС, если говорить о процедуре, у нас выпуск товаров осуществляется под обеспечение уплаты платежей. Если корректировка есть, деньги списываются, и говорить о задолженности здесь не совсем верно. Относительно контроля после выпуска товаров, то такой случай был. Участнику ВЭД, который использовал при оформлении фальшивые документы, доначислили платежи, но, насколько помню, там тоже не фигурировали такие суммы», – высказал альтернативный взгляд на финансовые споры между Екатеринбургской таможней и предпринимателями источник в экономическом блоке структуры.

Эксперты внешнеэкономической отрасли, в свою очередь, склонны видеть в сложившейся ситуации «вилку интересов», в которую зажата таможня. Фискальная структура по требованию столичных руководителей ведет политику закручивания гаек в отношении участников ВЭД, подвергая корректировкам стоимость товаров в сторону увеличения при малейших подозрениях. Процесс активного наполнения бюджета «жесткими экономическими методами» происходит на фоне декларирования курса на создание благоприятной предпринимательской среды.

«Ситуация, в целом, неоднозначная. С одной стороны, таможенникам невыгодно признавать столь значительный рост долгов со стороны организаций, поскольку косвенно это может свидетельствовать о неумении работать с должниками либо отсутствии для этого достаточных рычагов. С другой стороны, нельзя отрицать, что в последнее время Екатеринбургская таможня стала заметно «контактнее». Для добросовестных участников ВЭД создан режим наибольшего благоприятствования, сокращается число административных барьеров. Но вместе с тем необходимо следовать требованиям ФТС, а они однозначны: наполнение казны – превыше всего. Когда глава ФТС Владимир Булавин лично обозначает президенту доктрину, в которой ключевым моментом является безусловное выполнение плановых заданий по сбору платежей, на местах все понимают буквально. Корректируют стоимость и коды ТН ВЭД, устраивают камеральные проверки и дальше по списку. Главное – собрать деньги и отрапортовать о выполнении контрольного показателя. А далее – пусть люди идут в суды. Все равно деньги вернет не таможня, а казначейство. Полагаю, те, кто в теме, уже приняли правила игры», – констатирует собеседник издания в руководящем аппарате Уральского таможенного управления.